Мнения и комментарии

Законная альтернатива государственному правосудию в сфере экономики

Леонид Балаян,
Председатель Третейского суда Ассоциации российских банков,
Председатель Арбитражной комиссии при Московской межбанковской валютной бирже,
арбитр Международного коммерческого Арбитражного суда при ТПП РФ

Интеграция Российской Федерации в мировую экономическую систему невозможна без процесса становления и развития между участниками товарно-денежного оборота партнерских отношений, формирования обычаев и этики делового оборота. Последнее является особенно актуальным, поскольку расширяются международные связи, про- исходит глобализация финансовых рынков, появляются новые для отечественной практики рыночные инструменты и элементы. При этом банки, финансовые компании, деловые люди вступают между собой в правоотношения, заключают гражданско-правовые сделки, совершают различные юридически значимые действия. В конечном итоге все это влияет на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей как своих собственных, так и партнеров по бизнесу или других лиц. В одних случаях (а их подавляющее большинство) это не приводит к каким-либо отрицательным последствиям для участников отношений. Однако, есть немало примеров другого рода, когда неправомерные, непродуманные действия или наоборот бездействие одного из участников или вмешательство третьих лиц привели к серьезным неблагоприятным последствиям для других. Это может выражаться в несвоевременной уплате денежных средств, уклонении от перевода прав на ценные бумаги, задержке передачи документации, материалов, товара или не совершении иных действий, предписанных законом или договором. Этот перечень, если его продолжить, будет весьма внушительным. Однако, выражаясь правовой терминологией, такую ситуацию можно определить как нарушение гражданских прав, поскольку, несмотря на заключенный договор, одна из сторон не получает то, на что в силу обязательства имеет право-денежные средства, ценные бумаги, товары, услуги и т.п.

В зависимости от того, к каким последствиям привело поведение неисполнительного или недобросовестного партнера каждое лицо, чьи права таким образом были нарушены, решает вопрос о принятии мер по их восстановлению и защите своих интересов. С этой целью контрагенты вступают в переписку, проводят переговоры, осуществляют иные необходимые действия, которые могут привести к исправлению возникшей ситуации. Однако если все эти усилия не привели к нужному результату или контрагент вообще не желает идти на контакт, возникает необходимость применения судебной защиты. К самым распространенным и наиболее часто встречающимся в практике способам судебной защиты нарушенных прав, которые указаны в ст. 12 Гражданского кодекса РФ, относятся: признание права, признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий этой недействительности, присуждение к исполнению обязанности в натуре, взыскание убытков и неустойки, прекращение или изменение правоотношений.

Так уж сложилось в нашей стране, что почти всегда потерпевшая сторона ищет помощи у государства в лице его соответствующих органов, надеясь на проявление высшейсправедливости и скорейшее разрешение своей проблемы. Поэтому заинтересованное в восстановлении своего нарушенного права лицо обращается с иском в государственный суд - общей юрисдикции или арбитражный (в зависимости от характера спора и состава участников спорного правоотношения). Между тем, нередко после такого обращения все происходит далеко не так, как хотелось бы, и тому есть немало примеров. Здесь и затянувшиеся на месяцы, а иногда и годы судебное разбирательство, претензии к тому, как судья ведет процесс, какие и кому задаст он вопросы, а в конечном итоге сам судебный акт, который нередко не только не вносит ясность во взаимоотношения сторон, а ставит новые вопросы. Результатом всего этого являются неудовлетворенность участников судебного разбирательства, их не только не снятые взаимные претензии, но и, нередко, последующие упреки государственным судебным органам в неспособности объективно и беспристрастно, а также профессионально осуществлять свои функции, а иногда и обвинение в еще более неблаговидных деяниях. Чисто по-человечески, конечно, можно понять таких недовольных. Каждый, кто обращается в суд за защитой своих нарушенных прав, хочет, прежде всего, быть услышанным, понятым и, самое главное, быстро и без проволочек получить благоприятное для себя судебное решение. В крайнем случае - иметь от суда аргументированный ответ, чтобы понять, в чем состоят его ошибки или заблуждения, по каким конкретным причинам его иск не может быть удовлетворен или его возражения по заявленному к нему иску оказались необоснованными или неправомерными. Конечно, для негативной оценки деятельности государственных судебных органов в ряде случаев у предпринимателей имеются веские и не беспочвенные основания. Вместе с тем отмеченные и другие недостатки (а их при желании можно привести внушительное количество) связаны с отсутствием у государственного суда, в силу объективных причин, необходимых условий для разрешения споров и довольно непростым правовым регулированием тех или иных правоотношений, по поводу которых последовало обращение в суд.

Тем кредитным организациям, финансовым компаниям, которые осуществляют свою деятельность на фондовом, валютномрынках или иных сегментах финансового рынка хорошо известны многообразие и сложность сделок и операций, которые здесь совершаются, особенно с новыми (для нашего рынка) финансовыми инструментами. Правовое регулирование этой деятельности охватывает значительное количество нормативного материала - законы, постановления и акты органов государственного управления. Юридическое сопровождение этой деятельности - дело весьма непростое, поскольку специалистов-правоведов в этой области немного, и их подготовка - длительный и не простой процесс.

В этой связи возникает вполне обоснованный следующий вопрос. Может ли судья государственного суда (и общей юрисдикции, и арбитражного) при том уровне подготовки, который имеют большинство судей, при той степени загруженности другими самыми разнообразными и непростыми делами, в рамках довольно жестко формализованного судебного процесса и самое главное - весьма ограниченного времени тщательно исследовать, проанализировать представленные в дело материалы, а также пояснения представителей сторон, понять, какую сделку заключили стороны, каков объем прав и обязанностей каждой из них, какое законодательное и правовое регулирование следует применить для квалификации их отношений, доказаны или нет каждой из сторон свои соответственно требования и возражения. Конечно, ответ на этот вопрос во многих случаях будет отрицательным. В тех условиях, в которых находится судья государственного суда, рассматривающего по первой инстанции почти все экономические споры, принять решение по многим спорным ситуациям, возникающим при осуществлении предпринимательской деятельности и, самое главное, подготовить должным образом мотивированный судебный акт очень сложно, а иногда и просто невозможно. Результатом этого являются судебные решения, не отвечающие требованиям законодательства и, как следствие, претензии и упреки в адрес суда, о которых уже говорилось. Обращения в вышестоящие судебные инстанции - апелляционную, кассационную, в большинстве случаев оказываются напрасными. Надежды на возможность поправить положение в надзорной инстанции - Верховном суде РФ или Высшем Арбитражном суде РФ (в зависимости от того, рассматривалось ли дело в суде общей юрисдикции или арбитражном суде), где имеется много высококлассных и квалифицированных специалистов, которые могут разобраться и вникнуть во все тонкости проблемы, так и остаются надеждами. Достаточно обратиться, например, к содержанию главы 36 Арбитражного процессуального кодекса РФ, регулирующую вопросы пересмотра судебных актов в порядке надзора. Из содержания этой главы любому заинтересованному лицу (даже не имеющему юридического образования) сразу станет ясно, что одного только несоответствия судебного решения закону или его необоснованности (а ведь законность и обоснованность - основные критерии, которым должен отвечать судебный акт) для его пересмотра в надзорном порядке недостаточно. Следовательно, шансов добиться решения своей проблемы "на самом верху" имеют очень немногие счастливчики.

Поэтому можно сколько угодно и в чем угодно обвинять отечественную судебную систему, обращать внимание на "перегибы" процессуального законодательства, тем не менее, в лучшую сторону положение дел кардинальным образом здесь вряд ли изменится. Возникает вполне закономерный вопрос: можно ли создать такие условия для разрешения спора, чтобы если не все, то хотя бы значительную часть из тех претензий, о которых говорилось, можно было бы снять? Имеется ли выход из этой ситуации, что можно предпринять, кто это должен сделать, и самое главное, приведет ли это к какому-либо положительному результату?

Решение указанной проблемы может быть найдено в активном внедрении во взаимоотношения в сфере экономики и предпринимательства и использовании альтернативных методов разрешения конфликтов и, в частности, третейского способа разрешения споров. Дело в том, что третейский суд считается наиболее адекватной рыночным отношениям юрисдикцией, поскольку она предполагает многое из того, чего лишена государственная судебная система. Опыт стран с развитой рыночной экономикой, да и отечественный опыт являются тому подтверждением.

Вне всякого сомнения, многим приходилось слышать о разрешении в порядке третейского разбирательства споров, которые рассматривались такими известными арбитражными центрами, как Лондонский международный третейский суд, Международный арбитражный суд Международной торговой палаты в Париже, Американская арбитражная ассоциация, Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма, Международный арбитражный суд* Федеральной палаты экономики в Вене.

На проходившей в апреле 2000 г. на Московской межбанковской валютной бирже международной конференции по проблемам биржевых третейских судов были приведены весьма интересные данные о том, что в развитых странах предприниматели предпочитают разрешать споры в торговых (коммерческих) судах, не входящих в государственную судебную систему. По информации, сообщенной на конференции исполнительным вице-президентом Нью-Йоркской фондовой биржи господином Ричардом Бернаром, в США около 80% всех экономических споров рассматривается судами, действующими по принципу третейского разбирательства. Интересно, что на американских биржах практика разрешения споров по поводу ценных бумаг путем третейского разбирательства ведет свою историю с 1871 г.

Таким образом, за рубежом проблема обеспечения объективного, непредвзятого и профессионального правосудия в коммерческой, а конкретнее в предпринимательской сфере, решается через альтернативное разрешение споров в третейских судах, например, биржевом арбитраже. К рассмотрению споров привлекаются авторитетные и известныесвоей беспристрастностью юристы-правоведы или специалисты-профессионалы, работающие в той или иной сфере. В итоге вот уже на протяжении многих десятилетий в ряде стран существует успешно функционирующаясвоего рода система по разрешению споров, а предприниматели имеют эффективный инструмент для решения конфликтных ситуаций, которым успешно пользуются.

В нашей стране также имеется определенный положительный опыт деятельности третейских судов и разрешения в них гражданско-правовых споров. Весьма успешно функционируют третейские суды, созданные несколько лет тому назад при РАО "ЕЭС" и ОАО "Газпром", некоторых торгово-промышленных палатах. Нельзя не отметить и такую немаловажную деталь. Третейским судом при ОАО "Газпром" в последнее время рассмотрено несколько исков с участием и самого ОАО "Газпром". Для таких случаев Регламент Третейского суда при ОАО "Газпром" предусматривает определенные особенности формирования состава третейского суда. В соответствии с этими требованиями в состав суда в таких случаях не могут быть включены лица, связанные как с самим ОАО "Газпром", так и с его дочерними предприятиями. Таким образом, обеспечивается соблюдение принципа независимости и незаинтересованности в исходе дела лиц, осуществляющих его рассмотрение.

Однако, несмотря на эти примеры, нет пока оснований говорить о действительной масштабной востребованности этого рыночного инструмента, каковым является третейский суд, отечественным бизнес-сообществом. Взначительной мере это относится к банкам, инвестиционным компаниям и иным организациям, ведущим свою деятельность на различных сегментах финансового рынка и часто предпочитающим за разрешением возникающих с их участием споров идти как обычно в государственные суды. Обращения с исками со стороны этих организаций, например, в Третейский суд Ассоциации российских банков весьма не часты. Между тем, Третейский суд АРБ создавался именно как специализированный третейский суд, ориентированный, прежде всего на разрешение гражданско-правовых споров с участием кредитных организаций и финансовых компаний. Совершенно очевидно, что их деятельность и ее правовое регулирование имеют свои особенности и весьма непростой характер.

Одной из основных причин такого положения является слабая информированность руководителей банков, компаний и их юридических служб о сущности, способах и методах альтернативного разрешенияспоров. Не зная и не понимая тех преимуществ, которые имеет эта процедура (кстати, насчитывающая уже не одно столетие) многие (и юристы, ируководители), когда только слышат предложение о разрешении споров в каком-либо конкретном третейском суде, сразу этопредложение встречают отрицательно. Им почему-то кажется, что речь идет об управляемом и идущем строго в одну сторону судебном процессе, с участием "нужных"судей и обязательно в пользу тех, кто имеет отношение к учредителямэтого третейского суда. Такое представление об институте третейского разбирательства не иначе как глубоким заблуждением, являющимся следствием крайне низкой правовой культуры, назвать нельзя. Возражая против рассмотрения спора в Третейском суде Ассоциации российских банков некоторые ссылаются на то, что коль третейский суд учрежден самой Ассоциацией, то он не может быть объективным и беспристрастным по отношению ко всем без исключения лицам, участвующим в рассматриваемых им делах. В других случаях возражения мотивируются тем, что третейские суды не входят в государственную судебную систему. Следовательно, они не правомочны рассматривать какие-либо споры и уж тем более лишены права принимать обязательные к исполнению решения. Такого рода объяснения, которые приходится слышать от участниковэкономической деятельности, не редкость, иони свидетельствуют об отсутствии элементарного представления о том, что такое институт третейского разбирательства, его нормативном регулировании, понимания, в чем состоит отличие третейской процедуры от разбирательства в государственных судах, кем осуществляется рассмотрение и, обладают ли в действительности третейские судьи независимостью.

Прежде всего, следует знать о том, что существует законодательное закрепление деятельности по разрешению споров в порядке третейского разбирательства. В ст. 11 Гражданского кодекса РФ говорится о том, что судебная защита нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляется судом, арбитражным судом или третейским судом. Из этого следует, что законодатель придает одинаковую силу актам, принимаемым в связи с предоставлением судебной защиты как государственными судебными учреждениями, так и третейскими судами, при том, что последние не входят в систему государственных судебных органов и действуют исключительно лишь на основании соглашения спорящих сторон. Таким образом, по своим последствиям акты и государственного суда, и третейского суда о восстановлении нарушенных гражданских прав или об отказе в их восстановлении абсолютно равнозначны. Какое-либо последующее утверждение или подтверждение решения третейского суда государственным судом не требуется. Без всяких на то правовых оснований почему-то бытует мнение о том, что третейское разбирательство является некоей досудебной процедурой по урегулированию спора. Это совершенно ошибочное мнение и анализ законодательства нас в этом убеждает.

Действующие на сегодняшний день Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" и Закон Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже", а также содержание ст. 230-240 Арбитражного процессуального кодекса РФ, ст. 412 и 426 Гражданского кодекса РФ достаточно убедительно свидетельствуют о том, что решение третейского суда рассматривается именно как акт, принятый действующим на законных основаниях органом (конечно, при условии соблюдения при этом необходимых и установленных законодательством требований). Следовательно, третейский суд действует как орган, правомочный решать споры по существу. Говоря иными словами, третейский суд точно также как и государственный суд вправе делать выводы о наличии или отсутствии между спорящими сторонами правоотношений, объеме взаимных прав и обязанностей, доказанности или недоказанности тех или иных обстоятельств и, как следствие, удовлетворять либо отказывать в удовлетворении исковых требований. Одним из основных отличий третейского суда от государственного является то, что он действует исключительно на основании письменного соглашения спорящих сторон. Такое соглашение о разрешении конкретного уже возникшего спора или споров, которые могут возникнуть в будущем, оформляется в виде письменного документа либо как отдельное условие включается в договор (контракт). Достижение такого соглашения возможно и путем обмена письмами.

Понимая важность создания для отечественного бизнес-сообщества условий для эффективной деятельности, рассматривая институт третейского разбирательства как один из немаловажных элементов, способствующих этому делу, государство прилагает определенные усилия в этом направлении для его развития и внедрения.

Выступая на IV съезде Торгово-промышленной палаты РФ в 2002 г., Президент РФ В.В.Путин отметил важность и полезность работы по развитию третейского разбирательства. 8 апреля 2003 г. между Высшим Арбитражным судом РФ и Торгово-промышленной палатой РФ было заключено Соглашение о сотрудничестве по ряду вопросов, в том числе и обеспечению единой правоприменительной практики по вопросам принудительного исполнения и оспаривания решений третейских судов, включая международный арбитраж, развитию и популяризации третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража, посредничества, а также других альтернативных способов разрешения экономических споров. Аналогичные по своей сути соглашения заключены в большинстве субъектов Российской Федерации, в том числе в Москве, Санкт-Петербурге, между региональными торгово-промышленными палатами и арбитражными судами. Совместным письмом от 27 июля 2004 г. Высший Арбитражный суд РФ и Торгово-промышленная палата РФ подвели некоторые итоги выполнения этого соглашения и предложили арбитражным судам и торгово-промышленным палатам субъектов РФ продолжить работу по его реализации. Все вышесказанное является достаточным подтверждением той значимости, которую государство придает развитию института третейского разбирательства.

В целях создания благоприятных условий для образования и деятельности третейских судов, утверждения в Российской Федерации института третейского суда и посредничества в апреле 2001 г. был создан Российский Центр содействия третейскому разбирательству. В состав учредителей Центра вошли Торгово-промышленная палата РФ, Московская торгово-промышленная палата, Юридический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова, Московская Государственная юридическая академия. Основными направлениями деятельности Центра являются обучение третейских судей, общественная сертификация третейских судов, популяризация несудебных форм разрешения споров, научная и практическая деятельность, а также работа с гражданами, организациями и государственными органами по указанным вопросам.

В 2004 г. Центром проводились в Смоленске, Екатеринбурге, Саратове и ряде других городов Российской Федерации обучающие семинары для судей постоянно действующих третейских судов и специалистов юридических служб предприятий, банков, учреждений и организаций. На занятиях были рассмотрены вопросы правового регулирования деятельности по разрешению споров в порядке третейского разбирательства и международного коммерческого арбитража, а также применения норм материального права и судебная практика.

В свете вышеизложенного одними из центральных являются вопросы о том, с какой целью создаются третейские суды при различных коммерческих структурах и образованиях - концернах, ассоциациях, биржах, получают ли учредители третейского суда, создавая этот орган, в свои руки еще один механизм "давления на строптивых", зависим ли, и если да, то насколько и в чем, от чьего-либо влияния или воздействия третейский суд.

Анализ нынешней ситуации и действующего законодательства показывает, что расценивать положение дел именно таким образом нет никаких оснований. Наоборот, действующее законодательство и процедурные правила (регламенты) постоянно действующих третейских судов, в частности, Третейского суда Ассоциации российских банков, убеждают в обратном.

Прежде всего следует иметь в виду, что третейские суды учреждаются исключительно с целью создания условий и оказания содействия предпринимателям и коммерческим структурам в урегулировании и разрешении экономических споров. Спорящие стороны сами выбирают тот конкретный третейский суд, в который они намерены обратиться за разрешением возникшего или могущего возникнуть в будущем между ними спора. В настоящее время в одной только Москве значатся учрежденными более 100 постоянно действующих третейских судов. Следовательно, у сторон имеется широкая возможность выбора органа, в который они могут обратиться за разрешением конфликтной ситуации. При этом, безусловно, должна учитываться специализация третейского суда на разрешении споров по правоотношениям, возникающим в той или иной сфере предпринимательства или коммерции (банковский сектор, фондовый рынок, производные финансовые инструменты и т.п.).

В ряде случае имеются прямые законодательные предписания о создании постоянно действующих третейских судов, например, для рассмотрения споров, связанных с биржевыми сделками. Об этом свидетельствуют ст. 30 Закона РФ от 20 февраля 1992 г. "О товарных биржах и биржевой торговле" и ст. 15 Федерального закона от 22 февраля 1996 г. "О рынке ценных бумаг". Как установлено п.1 ст. 30 Закона о товарных биржах, "споры, связанные с заключением биржевых сделок", рассматриваются биржевыми арбитражными комиссиями, которые согласно п. 2 этой статьи создаются в качестве органа, осуществляющего функции третейского суда. В соответствии со ст. 15 Закона о рынке ценных бумаг действующий при фондовой бирже третейский суд рассматривает "споры между членами фондовой биржи, членами фондовой биржи и их клиентами". Организация и деятельность биржевых третейских судов регламентируется также и нормами

уже упомянутых Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" и Закона Российской Федерации " О международном коммерческом арбитраже".

Авторитет и значимость любого третейского суда зависят от того, как квалифицированно и объективно в нем будут рассматриваться споры и насколько юридически грамотными будут принимаемые им решения. Третейский суд, деятельность которого не будет отвечать этим требованиям, создаст себе негативную репутацию и не может рассчитывать на обращение к нему спорящих фирм, компаний, банков и других лиц и ему, таким образом, может быть просто выражено недоверие. Поэтому, создание или использование третейского суда в целях получения "необходимых решений для нужных лиц" обречено на неудачу, поскольку ни один уважающий себя специалист-правовед не согласится рассматривать в таком суде дела в качестве третейского судьи с тем, чтобы не испортить свою собственную репутацию. В связи с этим каждый учредитель, создавая третейский суд, вне всякого сомнения, заинтересован в том, чтобы это был авторитетный орган, пользующийся доверием сторон. С учетом этого для каждого третейского суда готовится и утверждается учредителем положение о суде, процедурные правила (регламент) и список третейских судей. Ознакомившись с этими документами, любое заинтересованное лицо имеет возможность получить достаточно полное представление об интересующем его третейском суде и сделать выводы о тех преимуществах, которые имеет процедура разбирательства в том или ином конкретном третейском суде.

Говоря о достоинствах третейского разбирательства, на первое место здесь, несомненно, следует поставить возможность самих спорящих сторон участвовать в формировании состава третейского суда, на разрешение которого передан спор. В соответствии со ст. 10 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" каждая из сторон вправе избрать третейского судью. (Следует иметь в виду, что в государственных судах, как общей юрисдикции, так и арбитражных, сторонам не предоставлено право избрания судей. Хотя если бы такое право было предоставлено, на мой взгляд, в этом ничего страшного бы не было. Наоборот, это служило бы лишь подтверждением того, что в составе суда находятся лица, которых избрали стороны и которым они доверяют. Авторитет суда от этого только бы вырос, а количество жалоб на судебные решения и обвинения судебных чиновников во всех мыслимых и немыслимых грехах сократились.) Это означает, что каждая из сторон, основываясь на своих представлениях и взглядах по тем или иным спорным проблемам, а также правовой оценке конфликта, избирает со своей стороны в качестве третейского судьи того, кто на ее взгляд сумеет достойно (объективно, беспристрастно, квалифицированно) рассмотреть спор и принять участие в подготовке решения по делу. С этой целью в каждом конкретном случае помимо анализа исковых материалов должно проводиться тщательное изучение документов, регламентирующих деятельность конкретного третейского суда - положения о суде, правил (регламента) третейского разбирательства, списка третейских судей. После этого каждая из спорящих сторон может сделать свой действительно осознанный выбор в пользу той или иной кандидатуры третейского судьи. В случае если сторона не воспользуется своим правом, необходимые назначения за нее производятся в соответствии с правилами конкретного постоянно действующего третейского суда. Чаще всего в таких случаях председатель третейского суда назначит третейского судью за спорящую сторону.

Следует также иметь в виду, что правила некоторых постоянно действующих третейских судов, в частности, Третейского суда Ассоциации российских банков, предоставляют сторонам возможность избрания третейских судей из числа лиц как включенных, так и не включенных в список третейских судей конкретного третейского суда. Реализовать свое право на избрание третейского судьи сторона может при условии соблюдения положений, предусмотренных в ст. 8 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" о требованиях, предъявляемых к третейскому судье

Вподавляющем большинстве случаев в списки третейских судей включаются юристы-правоведы, не состоящие в каких-либо отношениях с организацией -учредителем третейского суда. Так, в Список третейских судей Третейского суда Ассоциации российских банков включены юристы-правоведы, практики, ученые-цивилисты, обладающие значительным опытом правоприменительной деятельности икоммерческого арбитража, работающие в учебных и научных учреждениях, адвокатами или в юридических подразделениях различных коммерческих структур. Многие из этих специалистов принимали участие в подготовке действующегоГражданского кодекса РФ, законодательных и правительственных актов, регулирующих деятельность, в том числе в банковском секторе, на финансовом рынке. В каких-либо отношениях эти лица с организациями-учредителями названного третейского суда не состоят. Таким образом, возможности оказания на них какого-либо давления со стороны организации-учредителя отсутствуют. С целью большей информированности сторон о роде занятий, научной или практической специализации каждого из третейских судей, месте его работы, в том числе и прежней, занимаемой должности, вводится правило о предоставлении каждым из лиц, включенных в список, специальной анкеты, с которой вправе ознакомиться участвующие в деле стороны. Кроме того, необходимые данные о каждом из третейских судей приведены в самом списке третейских судей, что облегчает сторонам выбор соответствующей кандидатуры.

Вне всякого сомнения, участие в разбирательстве дела тех специалистов-правоведов, которым доверяют стороны, является еще одним из подтверждений независимости третейского суда. При этом следует иметь в виду, что при любом способе формирования состава третейского суда (избрание третейских судей сторонами или их назначение председателем третейского суда, когда сторона не воспользовалась своим правом на избрание) каждая из сторон вправе заявить отвод любому третейскому судье или составу третейского суда в целом. Основанием для отвода могут послужить обоснованные обстоятельства, свидетельствующие о заинтересованности третейского судьи в исходе дела, его невозможности выполнить свои функции, либо наличие прямого запрета для исполнения этих функций для некоторых категорий лиц (например, для государственных служащих).

Немаловажным обстоятельством, свидетельствующим о действительной независимоститретейских судей, является то, что все выплаты, которые производятся третейским судьям всвязи с их участием в разбирательстве, - гонорар, компенсации в связи с выездом и проведением заседания вне места нахождения третейского суда и т.д. - осуществляются исключительно за счет тех средств, которые внесли сами спорящие стороны. К ним относится третейский сбор и другие уплачиваемые сторонами авансом в связи с рассмотрением конкретного дела суммы. Организация-учредитель лишь получает поступающие от сторон денежные средства, осуществляет их хранение и производит в соответствии с правилами конкретного третейского суда выплату третейским судьям причитающегося им вознаграждения и иных компенсационных выплат, о которых говорилось выше. Никакие иные доплаты третейским судьям помимо тех, которые оговорены процедурными правилами (регламентом) конкретного третейского суда, не производятся.

Таким образом, разрешение гражданско-правовых споров в порядке третейского разбирательства является действующей на вполне законном основании признанной и эффективной альтернативой государственному правосудию в сфере экономики и предпринимательства. Активное использование этого инструмента будет способствовать не только восстановлению нарушенных прав, но и укреплению доверия между деловыми партнерами.

Вестник АРБ, 2005, № 2